17:13 

[Sigrun]
-Где я? - спросил всадник, вглядываясь в полутёмный лес.
-В Нигде-то! Нигде-то! - засмеялся маленький индеец, и приплясывая, попросил у него сигарету.
Вокруг костра рассказывали сказки, виднелось кривое кольцо горящих угольков в руках у курящих, и постепенно светало. Белый ветер рассказывал историю о глазах океана, а я сидел и чувствовал, как пялится мне в спину лес своим единственным глазом. Вместо зрачка у него мятый бубенец.
А потом я встал, отряхнул с крыльев дурно пахнущую гниль и замкнул танец, неуклюже взмахивая крыльями. Я был стар, мои ноги плохо держали меня, перья цепллись по земле, и круг вышел кривоватым - но костёр принял его, и приняли те, кто сидел вокруг.
Такое уж это место: принимает таким, какой ты есть.
Если бы я мог, я бы улыбнулся, но я был птицей с костяным клювом.

-Лес забрал у меня скрипку и мой голос, оставив вместо него свист пищуги. Так я стал птицей...
-Сказка про огонь, который стал солнцем...
-Я хотела стать морем.
Я рассказываю сказку о девочке, которая встретила чудовище, но не рассказываю им конец: слишком тепло здесь, в оранжевом свете. Не рассказать историю полностью - не значит соврать, верно?

Он привык к дороге, собирал в когтистые пальцы истории и песни.
Так было у Уальда: тот, кто смотрит на людей, как на источник вдохновения, не может принять их и полюбить.

В белом шатре уютно и безопасно, так здорово: чувствуешь, что рядом есть люди. Вместе плели эту страну, вместе сидели у костра, надо же, уютно.
-каждый человек, который работает на сцене, выворачивается наизнанку. Правда, его могут проигнорировать, не понять - но такова уж плата...
Странный разговор в белом шатре.

Я подарила танец тёмому лесу, а он засмеялся, заухал, замахал ветвями: "Купилась..." Отдала то, что было, ради интересного образа, поверила, поверила, глупая! Он рассыпал моё тело сухим мхом: нет меня! А вот танец - остался.

URL
   

Руны на камнях

главная