[Sigrun]
В квартире смешивались эпохи и времена, мы шили сари пятого века до н.э. и платье 15го века под заунывные башкирские песни. И ничего не успевали, и входило новое солнце в душную комнату, и в волосах пел ветер новых дорог. Пел так громко, что сносило крышу, и было ясно: получится всё. Я увижу трассу и северный лес. Я увижу Париж 15го века. Всё будет, Сигрун, помни, помни!
А потом я закидывала в поезд опаздывающего Табаки, мы не успели поспать за два долгих дня, а город был жарким и душным в дурацкие шесть утра.
Всё будет, Сигрун! Будет!