23:43 

ХВАТИТ!!!!

спасибо тебе за него. За то, что вслух, хотя я ненавижу воспринимать тексты невизуально, и за


Зинаида Гиппиус.
НЕЛЮБОВЬ

З. В.

Как ветер мокрый, ты бьешься в ставни,
Как ветер черный, поешь: ты мой!
Я древний хаос, я друг твой давний,
Твой друг единый, — открой, открой!

Держу я ставни, открыть не смею,
Держусь за ставни и страх таю.
Храню, лелею, храню, жалею
Мой луч последний — любовь мою.

Смеется хаос, зовет безокий:
Умрешь в оковах, — порви, порви!
Ты знаешь счастье, ты одинокий,
В свободе счастье — и в Нелюбви.

Охладевая, творю молитву,
Любви молитву едва творю...
Слабеют руки, кончаю битву,
Слабеют руки... Я отворю!

1907

Хватит.




@темы: Моя Дорога, Карантин

13:34 

Я в Питере. Каждый раз я приезжаю в разный Петербург, и каждый раз он встречает меня новым лицом. Сейчас это холодное и равнодушное лицо, того, кому нет дела никому, кроме него.
А я всего лишь потерялась в этом бескрайнем каменном океане, пытаясь сбежать от всех и себя самой.
Океан, слушай!..

Я познакомилась с ядовитой змеей. Ее зовут Шнурок, она похожа на огненную ленту и любит есть мышей. И живёт у гостеприимной Полины.
Здесь мы уже почти шесть часов, все отсыпаются, чтобы пойти на концерт, а я опять не могу спать дольше четырех часов подряд. Завернулась в теплый кокон из одеяла и уютно устроилась на холодном подоконнике. Привет, север. Интересно, зачем ты так настойчиво звал меня к себе?

@темы: из наблюдений, Слова в никуда, Моя Дорога

13:15 

Пишу на стенах проклятия моему Вавилону.
Бегаю по холодным рельсам, и немного - по грязному снегу рядом.
Пытаюсь перебраться через старые заборы, чтобы опять увидеть тот дом. Только на заборах - колючая проволка и литые решётки.
Город запутывает и стирает память, отбирает сказки, а вместо них даёт жуткие и дисгармоничные песни.
Но тут красиво. Правда ведь?

@темы: из наблюдений

10:54 

Дом совсем скоро. Внезапно поняла, что он очень нужен, именно сейчас и именно так.
А ещё одна ночь подарила странного персонажа, и кажется, её зовут Запуталась. А ещё, совсем давно, у меня родилась её сказка

@темы: Слова в никуда

22:48 

Столетняя война. Судьба короны.

Отчёт от леди Кэтрин Радклифф.


тык. Ахтунг. Очень много букв.

@темы: Перекрёсток миров

13:47 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:49 

У меня в руках синяя птица, если раздвинуть ей на груди перья, можно увидеть зеркальное сердце. Птица замкнута на себя и не хочет петь, потому что она разучилась мыслить. Я посажу её на золотую ветку яблони и расскажу о камнях, но птица посмотрит на меня глупым зеркальным глазом и засмеётся.
Рассказы о камнях не интересны. Жаль, что у меня нет других.
Камни - моих дорог и моих снов, они помнят людей, которые по ним ходили и слова, которые они слышали. Вообще-то это долгие истории, но моя птица не дослушала и улетела прочь. Ей скучно.
Жаль.
В этом мире торгуют жалостью: взамен просят любовь.
Особо умелые торговцы делают так, что им платят и тем, и другим. Они остаются в беспрекословном плюсе и уходят, оставив дураков с открытым ртом меж прилавков. Особо умелые карманники крадут и то, и другое, но проблема в том, что они не могут взять много. Умелые фокусники пляшут на площади, кинув под ноги зрителям расшатанную коробку: подайте, люди добрые, любовь и жалость. Помогите бродячим артистам, а взамен получите фокус. Распишитесь в получении, поставьте фамилию и дату, возьмите коробочку. Не задерживайтесь, граждане, тут очередь.
Мой фокус - синяя птица с зеркальным сердцем. Я глажу её сияющие пёрышки и думаю, что мне пора домой, всё равно я уже потратила все свои сбережения. На этой ярмарке мне нечего больше делать.


@темы: Моя Дорога

23:28 

Питерский Дом, 30-31 авг 2014 г.

Мы были в Санкт-Петербурге, самом загадочном для меня городе, и мы были в Доме. Всё началось с того, как мы ступили на платформу ночного Питера, с того, как мы ходили под пасмурным небом и растворялись среди молчавших домов под мелким моросящим дождём. Питер - волшебный город, каждый раз разный, и каждый раз - потусторонний. Двенадцать часов долгой прогулки, чёрная вода каналов и белые волны облаков.
Впрочем, не важно. Бесконечно долгая дорога - и вот я уже расписываю стены Крысятника, а Зелень раскидывает по полу мусор. (Да, мой испачканный акрилом свитер до сих пор помнит этот момент). Было страшно. Первая серьёзная ролёвка - тысячник по Ведьмаку был без особого отыгрыша и атмосферы. Тем не менее.. Да, игра началась.


Сперва - благодарности.

Леопард и Падаль, вы ништячны. Задавали тон всему Крысятнику, хотя и не тусили вместе со мной. Ну и очень надо! Но спасибо за неповторимые идеи розыгрышей и разносов Дома.

Хохотун, если б не ты, я бы никогда не попробовала Лунную Дорогу. Как мне было стрёмно, только тссс - никому, ясно?

Зелень, ты няшен. По квенте я должна была ненавидеть тебя, но нет, я не могла даже тебя обидеть.

Мертвец, спасибо за спасённую жизнь. Ты хорошо убеждаешь, но если бы я не отдала ключ, многого удалось бы избежать. Спасибо, ты многое сделал для атмосферы игры.

Зибра, Я СПЁР ПЛАКАТ, ЛУЗЕР. Однако если серьёзно - спасибо, ты показал мне, как ставить игру, хотя у меня не совсем вышло то, что хотелось.

Смерть, жалко, не поиграла я полноценно с тобой. Но момент с отрезанием языка - как же атмосферно. Спасибо.

Так, с состайничками всё. Гибрид, я тебя дёргала, но ты так и не ответил - мутный чувак, все дела. Но ты всегда держал меня в напряжении - мало ли что выкинешь - так что - спасибо.


Горбач, с тобой была единственная серьёзная связка. Когда ты меня спалил с выроненным ключом - ох как было страшно! В тот момент нельзя было доверять никому, и странно. что я всё таки пересилила себя. Как мы сидели у Шляпника, и ты задавал умные вопросы, а я была Крысой-хамом - незабываемо. И да, спасибо за то, что связка так органично вписалась в наши характеры, что очень и очень странно. Жалко только, меня уже убили к тому времени, когда можно было открыть тему с демоном.

Македонский, молчаливый и странный, практически со мной не говорил. За что хочу сказать респект - за поведение на Изнанке, где ты был спокойным и сильным, что так резко отличается от тебя в Реальности. Спасибо.

Лавр, похвала из твоих уст была для меня очень ценной. Когда ты спрашивал меня про Кролика и Изнанку - как же было страшно! Я думала, ты набросишься на меня, так что мой "отпор" - чистый блеф, хах. Спасибо.

Конь, приятного аппетита. Кофе с жидкой жвачкой или расплавленной зубной пастой прекрасно лечит насморк. Надеюсь, ты не умер от этого.

Фикус\Куст, от твоих комментариев смеялся весь Дом наравне с Изнаночными Тварями. Я так и не потусила с тобой, но спасибо за то, что мне удалось ухватить.

Кролик, ты прекрасен. Снимаю шляпу перед твоим антуражем и отыгрышем, ты вдохновлял меня ставить игру и ввязываться в новые квесты. Спасибо, хоть потом ты оказался редкостной св... Гхм, нельзя ставить опыты на своих знакомых .__.

Двуликая, ты крута. Я тебя боялась, а когда ты скзала мне спасибо - было очень приятно. И да, момент с отрезанием языка. И момент, когда мы тусили у вас вчетвером с Кроликом, Горбачом и Москитом. Дааа, круто!

Шляпник, ты прекрасен. Антураж и отыгрыш сделали своё дело - после твоей комнаты меня трясло от страха, и именно тогда я почувствовала, что полностью слилась со своим персонажем. За это отдельное спасибо.

Неясный психиатр - я видела тебя полторы минуты, и как же это было жутко! Ты прекрасно создаёшь атмосферу, и я не знаю, как бы я выжила, не спаси меня Мертвец. Спасибо!

Шериф, ты говорил со мной две минуты максимум, но ты крутой воспитатель. Спасибо за то, что создал другой образ Шерифа - я считала его жестоким и глупым, но никак не таким - понимающим и терпеливым. Спасибо!

Табаки, спасибо за феньку и раскрашенные джинсы. Я не играла с тобой, но ПОМНИ ПРО ЧЕСТЬ КРЫС. И да, спасибо за то, что без лишних вопросов переправил нас на Изнанку - в тот момент отвечать на вопросы было бы сложно. Но лол, ты приблизил конец Дома этим, хотя походу он и так был обречён :с

Мастера, вы прекрасны. Это было очень сильно и очень, очень неожиданно - разгромлённый Дом и уничтоженные домовцы. Спасибо. Моя вторая игра, и первая - по Дому - и настолько сильные эмоции и впечатления. Как же здорово.

Домовцы, с которыми я не поиграла. Каждый для меня творил Дом, даже если я с ним не разговаривала, а смотрела издали. Спасибо за то, что каждый из вас стал частичкой Дома, и из-за этого смогла пройти такая игра. Да, спасибо.


Рассказ зеленопатлой Крысы.

читать дальше


P.s. Господа, как же это было здорово. Таких эмоций я не испытывала никогда. Вы прекрасны, и спасибо за эти полтора дня - слишком короткие, но при этом бесконечно длинные.

@темы: Перекрёсток миров

12:09 

Рейнхольм Сага, или как бы отчёт

Начну с того, что в Вологду я поехала одна. С огромным рюкзаком за спиной, с мечом, наспех привязанным к каким-то ремням, и со страхом перед незнакомым и чужим городом. Спасибо Ирдису, что помог мне, но всё же мне было страшно - первое путешествие, первая абсолютно полная свобода. Времени было не так много - примерно половина дня, но я успела глотнуть запаха свободы и тонкого аромата осенних листьев. И точно знаю, что хочу этого ещё.
Но речь не об этом.
Речь об осени - золотых деревьях и пасмурном небе - короткое время между угасающей жизнью и холодной смертью. Под ногами - пряно пахнущие карие листья, в которые так приятно зарываться руками. Потёртые сапоги цвета песка легко касаются лесной земли, а небо сыплет жухлыми травами, которые путаются в длинных косах. Тёплая рубаха, слишком большая для меня, видно, её носил какой-то воин, и простые штаны - крепкие и тёплые. Я, Хильд, дочь Хёгни и Ульфхельд, бреду по умирающему лесу, полному света и осторожных шорохов.
То место, вдалеке от шумной трассы, полное осени и чарующих запахов, то место было прекрасно. И, наверно, именно оно в первую очередь создало для меня тот девятый век на острове Рейнхольм.

...

Холодные волны мягко несли наш драккар от берегов Рейнхольма в неизвестный Лондон. Мне, привычной к долгим морским путешествиям, было не страшно. Незнакомые люди, дружина сиконунга Ульфрика Пересмешника, гортанно выводили слова знакомой песни об отважных воинах, и поэтому - нет, мне не было страшно. А над нами бескрайней вечностью лежали звёзды. Чистое, как хрусталь, небо с россыпью серебряных монет. Луны не было, и каждая звёздочка сияла, пытаясь передать земле часть своей красоты. Над самой головой, точно по зениту, густела дорога, сотканная из холодных огней.
А впереди нас ждал Лондон.

Странно, что из всей игры ярче всего запомнилось это небо, бездонно-чистое, цвета чёрного бархата. Люди смотрелись в него и думали о бесконечности Вселенной и далёких звездах, а их плечи окутывала непроглядная темнота. Среди нас тогда таилось что-то первобытное и мощное, немое восхищение перед прекрасным и глубоким, что чаровало и пугало одновременно.

Странно, что именно тогда я поняла, что нахожусь в девятом веке, а не тогда, когда носилась по лесам, пытаясь понять, кто убил моих родителей. Я приехала из Исландии, к брату, который забыл о своей семье пятнадцать лет назад, просить помощи и мести. Скажу честно - до последнего я не знала, как он меня примет, и где-то в глубине души я знала, что могу его простить. Но тогда, когда он не узнал меня, когда равнодушно сказал что-то про то, что посылал подарки и всё время думал о нас, я не выдержала. Бросив ему в лицо весть о смерти наших родителей, я вылетела из его проклятого города, надеясь никогда больше не видеть его. Если он хоть что-то ещё чувствовал, то попытается отомстить. А если нет - тогда убью я, хотя моя мать учила меня прощать врагов.

Меня предупредили о покушении на брата племянницы того человека, кто убил моих родителей - ярла Асвальда. До последнего я не знала, как относиться к ним, ведь прежде они были добры ко мне. Сперва они сказали о покушении, а затем... затем задали вопрос про один амулет. Тот, который достался мне и брату в наследство от родителей. Наивная! Я показала им его, думая, что они помогут мне разобраться в этом. Вместо этого я приобрела смертельных врагов, у которых была сильная дружина и острые мечи. И они хотели получить мой амулет.

Когда я бежала среди корявых деревьев к городу брата, я молила своего Бога, чтобы Эйнар был жив. Вместо этого я услышала лишь рассказ случайного путника о том, как убили Эйнара. Я осталась одна, среди чужих людей и чужих богов, среди врагов и равнодушных людей. Осталась одна надежда - сиконунг Ульфрик, на корабле которого я приплыла на этот проклятый остров.

Спасибо, сиконунг! Ты не отвернулся от меня в ту чёрную минуту,а согласился дать помощь, и, если понадобится - месть. Тогда я не сомневалась, что нужно отомстить, и была готова утопить селение Асвальда в крови. Затем я узнала, что его убили. И поняла, что никогда бы не смогла поднять меч даже на того, кто мой враг. Всё-таки я была слаба, а может, слишком сильно на меня повлияли рассказы матери о византийском Боге.

...
История Хильд почти закончилась. Я должна была отплатить сиконунгу за ту услугу, которую он мне оказал. Поэтому я нанялась к нему в дружину, надеясь забыть своё прошлое, и как можно скорее оказаться подальше от проклятого острова. На моё счастье Ульфрик с дружиной в скором времени отправились на свою родину - в далёкую Данию, и я, воспользовавшись случаем, тоже отплыла вместе с ними. Когда мы отчаливали, я не задумывалась, где окажусь в будущем. Возможно, останусь в Дании, а возможно - доберусь до Византии, чудной страны на далёком юге. Ульфрик хорошо платил, и в средствах я не нуждалась. Так что кто знает, что будет со мной в будущем...
...


Да, спасибо. Мастеру - за идеальное сочетание исторических и ролевых мотивов. Реву - за прекрасный трактир и готовность помочь безродной Хильд из Исландии. Буревестнику за то, что принял меня в дружину, а не оставил посреди враждебных рейнхольмцев. Туру Живчику, за то, что помог в трудную минуту советом. Деду Крокхельму, за то, что утешил осиротелую девчушку. Лесорубам, за позитивную игру. Лекарю Добромиру, который прокачался до космического уровня и помогал практически всем. Эйдин, за то, что так душевно приняла меня и напоила горячим кофе. Братишке, на которого я так долго злилась, и у которого не успела попросить прощения. Честно говоря, я ожидала от этой игры сухой реконструкции, и очень удивилась, обнаружив, что игроки ярко отыгрывают своих персонажей и создают удивительную атмосферу девятого века.
Игра была очень хорошая! Жаль только, слишком короткая. Спасибо! Надеюсь поиграть с вами ещё :)

@темы: Перекрёсток миров

01:39 

Оставляю просьбу вселенной: поехать на фестиваль deltebre dansa. Мне очень нужно, мироздание.

@темы: Слова в никуда

21:50 

29 апреля.

Весело наблюдать, как люди смотрят сквозь меня, как будто я уже давно где-то-не-здесь. Я смотрю в ответ - сквозь тонкую пленку, как равнодушный зритель. Я вижу, как они меняются - вынырнула из времени. Стою в тамбуре - в единственном прохладном месте вагона и смотрю на темноту снаружи.
Равнодушный и спокойный зритель.
Очень хочется, чтобы эта дорога принесла мне ярких цветов. Пока же - только тлеющие кончики сигарет в свежем воздухе - недолгая остановка подарила глоток воздуха.

Здорово оставлять частичку себя в такие моменты - когда находишься на сломе миров, в несущемся поезде, где все уже спят. Потому что хочу помнить.

@темы: Моя Дорога

21:27 

-Помогите мне! Помогите!!!
-Не можем.
Серые тени размеренно кружились вокруг холодных валунов. Они видели, как корчилось белое тело на пыльной земле, выгибая спину от бессильного ужаса: волосы на затылке мешались с грязью, а ноги были неестественно прямыми, так, что сводилось судорогами стопы.
-Что со мной?!
-Ты сходишь с ума.
Этого не может быть. Нельзя сходить с ума так безболезненно, сохранив память о том, что когда-то ощущал, и помня: если тебя бьют - должно быть больно. Значит, нужно извиваться сейчас здесь, у валунов, чувствовать, как наливаются раскаленным свинцом суставы и ядовитой желчью - мышцы. Нужно кричать, хотя знаешь: бесполезно.
-Помогите!
Он уже не помнил, кто он, и как звали его мать.
Отдавал камням свою безумную пляску.
-Ты силён, человек.
-Ты справишься сам.
-Я не знаю, что делать!
-Знаешь.
-Реши сам.
-Встань. И. Иди.
-Или впусти в себя безумие.
-До конца.




19:26 

А потом я нашла стихи, и почему, собственно, всё заново?!
А вообще тут про Катаржину.


17:13 

-Где я? - спросил всадник, вглядываясь в полутёмный лес.
-В Нигде-то! Нигде-то! - засмеялся маленький индеец, и приплясывая, попросил у него сигарету.
Вокруг костра рассказывали сказки, виднелось кривое кольцо горящих угольков в руках у курящих, и постепенно светало. Белый ветер рассказывал историю о глазах океана, а я сидел и чувствовал, как пялится мне в спину лес своим единственным глазом. Вместо зрачка у него мятый бубенец.
А потом я встал, отряхнул с крыльев дурно пахнущую гниль и замкнул танец, неуклюже взмахивая крыльями. Я был стар, мои ноги плохо держали меня, перья цепллись по земле, и круг вышел кривоватым - но костёр принял его, и приняли те, кто сидел вокруг.
Такое уж это место: принимает таким, какой ты есть.
Если бы я мог, я бы улыбнулся, но я был птицей с костяным клювом.

-Лес забрал у меня скрипку и мой голос, оставив вместо него свист пищуги. Так я стал птицей...
-Сказка про огонь, который стал солнцем...
-Я хотела стать морем.
Я рассказываю сказку о девочке, которая встретила чудовище, но не рассказываю им конец: слишком тепло здесь, в оранжевом свете. Не рассказать историю полностью - не значит соврать, верно?

Он привык к дороге, собирал в когтистые пальцы истории и песни.
Так было у Уальда: тот, кто смотрит на людей, как на источник вдохновения, не может принять их и полюбить.

В белом шатре уютно и безопасно, так здорово: чувствуешь, что рядом есть люди. Вместе плели эту страну, вместе сидели у костра, надо же, уютно.
-каждый человек, который работает на сцене, выворачивается наизнанку. Правда, его могут проигнорировать, не понять - но такова уж плата...
Странный разговор в белом шатре.

Я подарила танец тёмому лесу, а он засмеялся, заухал, замахал ветвями: "Купилась..." Отдала то, что было, ради интересного образа, поверила, поверила, глупая! Он рассыпал моё тело сухим мхом: нет меня! А вот танец - остался.

23:06 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:13 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:42 

Там стоял дом, в три этажа, обшитый старым пандусом. Он был обнесён дешёвым сетчатым забором: хозяева не боялись незваных гостей, потому что в конуре без привязи дремали собаки с широкими сильными лапами. Охотничьи собаки с короткой чёрной шерстью.
Там стоял дом: посреди синего леса, который звенел от серебра: от лунного света, хотя небо было затянуто тучами. И деревья - высокие сосны, чёрными прямыми полосами, вертикально вверх, выше, выше, по синему.

Люди спят в трёхэтажном доме спокойно.

А меня заметили собаки.
В их крови была волчья кровь: не бывает таких лап у собачьих. Молча, по волчьи, понеслись вдоль сетчатого забора - и блестела в лунном свете короткая шерсть.
А я кричала. Они вцепились в брюшину: острыми зубами, которыми так хорошо разрывать дичь. И было не больно, потому что я не слышала своего крика и знала: спящие люди не проснутся.
Вгрызались всё глубже, а я гладила их загривки пальцами и, кажется, смеялась.

Чавкает на клыках чёрно-красная слизь.

21:10 

Цитируя всяких великих Кейт: "Есть такой чувак, Кандинский"... Так вот, он есть, и помимо странных картин он писал странные стихи.

Позже

Я найду тебя на глубокой высоте. Там, где гладкое колет. Там, где острое не

режет. Ты держишь кольцо в левой руке. Я держу кольцо в правой руке. Никто не

видит цепи. Но эти кольца - крайние звенья цепи.

02:43 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:07 

Я подняла взгляд от книги и напоролась на её глаза - огромные, наполненные потусторонним безумием, которое горело черным на её бледном лице. У нее были короткие волосы, оттеняющие её бледность, квадратный, почти мужской подбородок и тонкие пальцы - странное сочетание. Одной рукой она держала скрипку, а второй прикрывала дочери глаза.

@темы: из наблюдений

Руны на камнях

главная