Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:05 

Между Москвой и Вестеросом

Очередной поток костров, песен и людей. Нужные разговоры и слова. Туман, который мягко гладит руки.
-Когда люди оказываются в изоляции на долгое время, они ломаются. Какими бы сильными они бы не были.
Звезды смеются, глядя на нас. Как же глупо.

@темы: Карантин, Моя Дорога

07:33 

Мы шагаем по шпалам, по крупному гравию, среди светлой ночи и далеких гудков машин. Над головами, как водится, почти полная желтая луна на странно-лиловом небе: она ласково смеется нам в спины и позволяет идти дальше. Тихо позвякивают провода, от наших шагов бесшумно срываются с мест силуэты ночных зверей, лишь для того чтобы так же беззвучно раствориться во мраке. Очередная дорога должна привести в лес - но мы заблудились (смешно, заблудились на рельсах), и Петя убегает дальше - разведать дорогу. Через десять минут он возвращается черным силуэтом, а сзади стремительно набегает поезд в желтом тумане своих огней. Человек не успевает и скатывается вбок, в темноту, а мы сидим, погруженные в грохот состава, слишком близкий, чуть меньше расстояния вытянутой руки, слишком оглушающий и яркий. Чудовище хохочет и летит вперед, наслаждаясь своей силой. Через мгновение оно исчезает, а нас проглатывает темный лес - прячет от безумной луны и отвратительного лилового цвета.

Я ступала из квартиры в сумерки и гадала, насколько мы безумны. Выходит, намного, раз сбежали в лес около полуночи. Неплохо.

В темной комнате лежала девушка, которая умела рисовать. Её душили невидимые когти, невидимые голоса шептали ей: "Бездарность..." Шептали так, что эхо разносилось сквозь время и пространство, качало ветки деревьев и плясало в жаре костра.
Как же глупо.

@темы: Карантин, Моя Дорога

22:28 

Осень дышит в спины и мне впервые по-настоящему холодно. Впервые после того, как колотил холодный озноб её, такую безумную и напуганную.
-Там тысячи комнат и ты всегда один...
Осень любезно предлагает зеркала, как обычно, как обычно. Жаль только, не учит говорить.
Ведь там ветер и море белого цвета. Пустые оконные проёмы и холод, который неспешно завладевает телом.
Осень - убийца?!

Совсем скоро воздух потеряет запахи и всё застынет в хрупком белом равновесии перед долгой и мучительной смертью.
-Одна девочка не умела испытывать эмоций, а лишь повторяла то, что чувствовали рядом с ней другие.
Ведь желания всегда исполняются, только приводят не туда, куда хочется.
Остаётся сидеть на балконе, на холодном тёмном лоскуте пола и пытаться спрятаться за табачным дымом. А сверху прокатываются вопли уходящего лета.

@темы: Слова в никуда

23:43 

ХВАТИТ!!!!

спасибо тебе за него. За то, что вслух, хотя я ненавижу воспринимать тексты невизуально, и за


Зинаида Гиппиус.
НЕЛЮБОВЬ

З. В.

Как ветер мокрый, ты бьешься в ставни,
Как ветер черный, поешь: ты мой!
Я древний хаос, я друг твой давний,
Твой друг единый, — открой, открой!

Держу я ставни, открыть не смею,
Держусь за ставни и страх таю.
Храню, лелею, храню, жалею
Мой луч последний — любовь мою.

Смеется хаос, зовет безокий:
Умрешь в оковах, — порви, порви!
Ты знаешь счастье, ты одинокий,
В свободе счастье — и в Нелюбви.

Охладевая, творю молитву,
Любви молитву едва творю...
Слабеют руки, кончаю битву,
Слабеют руки... Я отворю!

1907

Хватит.




@темы: Моя Дорога, Карантин

21:28 

Что-то происходит, но это не важно


@темы: Слова в никуда

23:14 

17:27 

Я жива, всё ещё жива, не оборачивайся - поверь моему голосу и не смотри: тут некрасиво. Поломанные кораллы, цвет - жидкая кровь и жёлтая гниль.

Один человек рисовал, а ему говорили: "Ты не умеешь". Он смеялся и его выставки гремели по Европе, а его иллюстрации печатали известные журналы. Он писал слова, а ему говорили: "Прекрати".
Он писал на протяжении пятидесяти лет, то, что никому не было нужно. И после смерти он не стал знаменитым, и по-прежнему его буквы не нужны никому.
Зимний ветер высекает из меня коралловый куст.
Сергей Шаршун.



00:03 

Внезапно - на концерте классической музыки. Десять скрипок - яркие всполохи, фортепиано - тёмно-синий бархат.
Когда люди слышат музыку - ту, которая переворачивает - они замыкают руки и прячут зрачки в ресницы: лишь бы не показать, что там, внутри.
Прячьте, я никому не расскажу, какого цвета ваши перевёрнутые глаза.
На стенах - картины, безумные портреты Глазунова.
Музыка - белая, а в дверь заглядывает измождённая женщина, вместо глаз - чёрные провалы, волосы, стянутые в хвост, и по плечам - мелкие уголья.
Хорошо, что она живёт за рамой.

Я видела женщину, которая затягивает людей в себя.
Сумасшедшая.
Лицо позапрошлого века.


Помни.


@темы: из наблюдений

18:00 

Мне на стол подкидывают записки: "Мы не живём, а обслуживаем цивилизацию". Слово "обслуживаем" подчёркнуто жирной карандашной чертой.
Это значит: "Ты плохо выполняешь своё предназначение. Работай больше."


Видишь? Я всё ещё рисую.



01:01 

Отель. 2015

18:42 

-Приехать на игру в состоянии "Ещё немного и я буду убивать".
-Ой нет, не буду, потому что я плохо различаю, где пол, а где потолок, и могу ходить только по стеночке.
-Провести 70% игры среди тумана, головокружения и перевёрнутого мира. Стеночки спасали.
-Наткнуться на одну из самых сильных пожизнёвых фобий (потому что забыла, что она есть, и потом что яжСигрун, играю по хардкору).
-Не есть ничего за всю игру (пффф, зачем нужна эта еда), и поспать всего два часа (потому что снятся персонажные кошмары).
-А когда возвращаться - слышать громкий шёпот по вагону: "КЕЙТ КЕЙТ КЕЙТ", и потом сзади - слишком знакомый голос: "Заебала, Кейт".

Привет, разъёбанная к чертям Кейт.
Привет, разъёбанная к чертям Сигрун.

Совсем скоро я окончательно стану собой, напишу длинный отчёт (как всегда, разной степени тайности :\) поблагодарю каждого (даже Вурст :з), а пока...

А пока в универе, среди потока шуток и смеха, Тройн небрежно говорит с пугающей уверенностью:
-До тридцати ты не доживёшь.

@темы: Карантин

22:31 

Кейт немного отошла от меня, так что я готова давать фидбэки и прошу фидбеков на неё. Для меня это правда важно.
Ахтунг. Букв очень много, как все предыдущие отчёты вместе взятые. И ещё немного.

Так было. Карантин. Игра вторая.

@темы: Перекрёсток миров, Карантин

22:16 

Танцую на тёмном перекрёстке неизвестного города.
Fouette, раз, за разом, как долбанная балеринка из долбанной музыкальной шкатулки.
Вниз и налево - улица, дутая мостовая из серого булыжника, и видно: два мусорных ящика. Вниз и вправо - такие же вздувшиеся камни, которые обрубает чёрная стена дома. Прямо передо мной - кажется, старый парк. Туман из частых мёртвых веток. Над головой - беззвёздное небо.
Fouette, fouette, fouette.
Я в жизни так красиво не умела. А вот теперь - танцую перед несуществующими зрителями несуществующего города.
Ясно запомнила: голова не кружится. Правильной спиралью - длинные полы моей кожаной куртки, вижу знакомые проплешины на рукавах и болтающийся пояс.
Fouette, fouette, fouette.
Точно знаю, что никогда не смогу так по-настоящему.

Мне снится чёрно-синий город.

@темы: Слова в никуда

16:17 

Как же я люблю писать письма.
Как же я люблю их отправлять, несмотря на злобных бабулек на страже почты.
Отправила первую часть писем-открыток, чувствую, что (кажется) начала оживать. Не вовремя, ибо дурацкий НГ, но хотя бы как-то.

И кстати, если я ещё не знаю ваш адрес и индекс, вы можете мне их сказать. И тогда у вас будет письмо от меня. И какой-нибудь ништячок, НГ, как-никак.

23:20 

В белых зрачках павших воинов отражается багряно-красное небо. Красным выжигает мёртвые глаза, касается их шлемов и красным - из дыр в кольчугах. Всё поле в телах тех, кого скоро сожрут падальщики. А выжженые алым глаза склюют чёрные вороны.
Холодно.

Когда не спишь три ночи, возникает желание рисовать в стиле Кейт и пить кофе.
Хотя сканер убил единственное, ради чего это рисовалось - цвет (тут не чёрный, а коричнево-синий, и не красный, а не пойми какой), но пустьбудет

17:32 

Чем можно заниматься, если болеешь и еле ходишь? Подбирать стихотворные ассоциации к персонажам Карантина, например. Об этом позже, а пока нашла стихотворение Рильке.

Прокажённый король.

Проказой лоб его отмечен был,
она вползала под его корону,
а он как бы над ужасом царил,
преследовавшим тех, кто исступлённо

зловещее свершенье наблюдал
над ним, который, подавив желанья,
казалось, лишь побоев ожидал;
но поднятый бедой на пьедестал,
он был неприкасаем в новом сане,
нерукотворном, словно идеал.

читать дальше

22:28 

Заходим в здание, в котором, на первый взгляд этажа три. Выбеленные стены крошечных комнат, в одной из них - старое инвалидное кресло, которому как минимум сотня-другая лет. Нас ведут на второй этаж, где в маленьком зале человек на двадцать идёт спектакль. Точнее, что-то сумбурное и похожее на картины Дали: про дом на границе. Четыре человека (семья) и ещё один - Дипломат (а может, дьявол), который проводит границу сквозь их дом.
А ведь на границах всегда свозняки - людей носит ветром по сцене жухлыми листьями.
Только не испортите мне паркет! И мой садик!
Знаешь, эта жизнь на границе так треплет нервы...
-К тебе пришли какие-то люди...
-Какие они?
-Все одинаковые.

В конце - кромешная темнота, наполненная смутным шёпотом тех, с одинаковыми лицами. И граница со сквозняками, которая - может? - между мирами.
(Собственно, надо прочитать: Мрожек - "Граница")
А когда выходим - утаскиваю наверх, по узкой бесконечной лестнице ("Может, там открыта крыша?") - и мы бесшумно бежим (пролётов пять-шесть, наверно), и за спинами с треском загораются лампочки. На самом верху лестница врезается в потолок - её просто перерубили - и тут же гаснет свет.
Вниз идём на ощупь, потому что лестница узкая и с неудобными большими ступенями.
А дом оказался огромным: по окнам насчитали этажей девять.

@темы: из наблюдений

13:58 

Спала час - готовилась к экзамену. Следующие двадцать семь часов - сдавала экзамен, бегала по городу, мёрзла до костей, слушала музыку семидесятых, пила кофе, видела, как пьют кофе, которое стало льдом, получила предсказание, курила в чужом подъезде, раздавала листовки за идею (во имя творчества, разумеется). Доказывала пьяному мужику, что работать за идею, да и ещё в кризис - можно, и не все думают только о деньгах (доказать что-то пьяному невозможно, поэтому долго слала нахуй). Слушала Васю К., рассказала балладу, снова курила, смотрела и слушала. Рассказала о Карантине эмпату-визуалу, так что результат получился впечатляющий. Стучала на джембе, разгадывала тексты, пила кофе, кажется, начала видеть время, потому что было уже семь утра и неплохо бы поспать - но сперва покурить и получить никотиновое отравление.
Поспала наконец (три часа). Проснулась с чёткой мыслью "Набить морду раковине". Проводила в путь(провожать людей - неплохо, оказывается), мёрзла, курить уже не могла, рисовала, нашла странный текст про город, поняла, что моё тело послало меня нахуй, но зато спать определённо не хочет.
Бля, что происходит.
Мне подарили просроченный сбитень, который прошёл кучу рук и приехал откуда-то с другого конца России. Это как чай, который пахнет мёдом, специями и пихтой, по идее, он должен дарить бодрость и счастье, но что-то не работает. Видимо, потому что просрочен.

читать дальше

@темы: Моя Дорога

18:30 

Руна Хагал.
За окном поезда - недвижная синь. К северу и льду - почему бы и нет - только на вопрос зачем лучше не отвечать. Но я знаю ответ.
Верность традиции, как-никак: выжигать здесь руны каждую дорогу.

@темы: Моя Дорога

14:00 

Это было очень, очень давно, когда видела у Вернера пост про прокачку писательского скилла: тридцать тем, по одной в день - писать кусок текста. Так вот, одна из тем была -сидящие люди. Всё, как обычно, слишком просто.

-Знаешь, что такое синхрония по Юнгу? - спрашивает Хельга, - это когда тебе на глаза попадается что-то, что повторяет твои мысли, или что ты слышал или видел раньше. Ну или ты там встаёшь утром, включаешь телек и краем уха слышишь что-то такое. Мне друг объяснил.
Друг Хельги - человек с другого конца России, который пишет чумовые стихи.
-А если на игре - считается?
-Ну да.

Она сидела на полу, прямо в своей дорогой шубе, которая ровными складками стекала в белый кафель подъезда. Выверенные складки блестящего меха оставляли на виду чёрные сапоги и была видна только спина - с пучком светлых волос сверху. Женщина молчала и было ясно: смотрит в пустоту невидящим взглядом и не особо понимает, что произошло.
Потому что рядом с ней лежала девочка. Силуэт со стекающими складками делил её ровно напополам: слева - кривые ноги в чёрных лосинах, расползшиеся в бесформенную лужу, а справа - лицо, в которое смотрелся белый потолок. Зеркальные шарики-глаза задумчиво отражали мир, который стал уже ненужным, блестели, как рассыпанный бисер и были светло-голубого цвета: слишком светлого для человеческих глаз. Рыжеватые волосы, которые потеряли оттенок, мешались с коралловой кровью: по виску и ниже, по точёной скуле, стекали две кривые струйки полупрозрачной жидкости - на концах застывали густыми каплями.
Сидевшая женщина молчала. Молчал полицейский, который тактично стоял рядом - понимал, что нужно молчать, а может, потому, что отчаялся добиться от неё ответов, и просто следил, чтобы она не натворила глупостей.
Белый потолок в отражении голубых глаз тоже молчал.

Через день в новостях написали: "школьница, написав записку о несчастной любви, выбросилась из окна".

Руны на камнях

главная