• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:07 

Я подняла взгляд от книги и напоролась на её глаза - огромные, наполненные потусторонним безумием, которое горело черным на её бледном лице. У нее были короткие волосы, оттеняющие её бледность, квадратный, почти мужской подбородок и тонкие пальцы - странное сочетание. Одной рукой она держала скрипку, а второй прикрывала дочери глаза.

@темы: из наблюдений

18:57 

Открыла книгу наугад.
-Но что же мы будем делать Дон Хуан?
Он прокрутил головой с подчеркнутым недоверием.
-Пиши!

Хватит мне прокрастинировать. Пора читать Кастанеду и творить.

20:46 

Есть одна женщина с чёрными волосами, которая держит в руках своё сердце. В её крови течёт солнце и она прожила долгую и отчаянную жизнь.
Я валялась перед ней, запутавшись в своих волосах и цветастых юбках, захлёбываясь своей кровью и бессилием. Жалкое зрелище, но она не отвернулась, а напоила меня своим своим солнцем. И тогда я сказала ей то, что видела: что она сильная и живёт так, как нужно жить, нараспашку, отдавая себя людям. Она умеет защищать себя. Она умеет видеть в людях свет. В ней живёт любовь.
Женщина прятала глаза.
-Это неправда. Люди всегда делали мне больно, и я не могла закрыться от них.
Она помогла мне подняться и обняла.
-Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо.

Для таких людей хочется вырезать руны или плести ловцы снов. Наверное, я так и сделаю, и однажды напишу про неё историю.

@темы: из наблюдений

22:09 

Боже мой, как смешно.
У меня был летающий конь и я таскала славных воинов в Вальгаллу, рабочие будни валькирии, а вот кто-то в офисе сидит, у меня хотя бы пивного пауза нет. Грех жаловаться. И быть валькирией, собственно, прекрасно,ветер в ушах,пляски на столах, особо пьяные воины подстолами.Таскала-таскала я мертвых людей, делала так,чтобы им весело и радостно было в Вальгалле, да только глядите, сама сдохла.
Ха-ха-ха! Смотрите, руки синюшные, а зубы гнилые.
Коня я потеряла, доспехи пропила, меч проспорилаТройну,осталась ни с чем и сама валяюсь на поле.
Господи, люди, да разуйте глаза, я мертвая, почему вы ждете, что я буду с вами пировать и откуда-то вас спасать? Калена стрела венчала и что там дальше в песне, все, я увольняюсь, выхожу на законный посмертный отдых и пенсию. Помимо меня ещё одиннадцать таких же у Фрейи имеются, подменить смогут. А у меня все прекрасно, только подзаебалась чуток. Свалю на Гавайи, пожалуй, к знойным аборигенским женщинам.

@темы: Слова в никуда

00:53 

Я стояла недвижным манекеном за стеклом, в которое пялились двое. Была ночь, хотя у меня не было глаз, чтобы понять это, и было холодно, хотя я была мертва. У меня не было одежды, не было лица, мои руки валялись внизу, у моих ног. Кто-то аккуратно положил мои кисти рядом с моими ногами, чтобы мне было легче дотянуться. Но во мне не было горячей крови, чтобы согнуть пластиковое тело, и не было живого сердца, чтобы разогнать жар по закоченевшим ногам.
Двое смеялись и шли дальше по улице: я завистливо глядела им вслед.
Я стучалась в стеклянные двери, до тех пор, пока мои руки не треснули запястьях и не сломались. Двери не открывались, а из зеркал на меня смотрело моё же мёртвое лицо из белого пластика. И тогда я заставляла себя смеятся себе же в ответ, и разбивала обломками рук зеркала: за ними были кирпичные стены. А когда одно зеркало не разбилось, я оказалась в тесной витрине, так близко от ночной улицы.
Хорошо, что у манекенов не рисуют лиц. Я бы расплакалась, будь у меня глазницы.

Мимо шёл клоун в красном плаще, он хохотнул, увидя меня, сделал стойку на руках и смешно махнул ногами. Он умел заговаривать раны, проклинать богов и находить людей в городском месиве. Он любил теряться в толпе и прятаться на кирпичных стенах, чтобы собирать сплетни мегаполиса.
-Постой. Научи меня улыбаться.
И тогда он поднял с асфальта гвоздь, распорол себе ладонь и нарисовал кровью улыбку на моём лице без глаз.

Мимо шёл человек с головой ворона. Он прожил тысячу лет и был мудрым, как камни, и он любил пить коньяк в угловом кафе. Он любил смотреть, как перекрещиваются две улицы, как смешиваются жизнь и смерть, и любил погружать перья в этот тёмный поток. На его перьях огненным было выжжено слово, на языке, который никто не знал.
-Постой. Научи меня говорить.
И тогда он поднял крыло, рассёк мою пластиковую гортань и заставил слова бежать из открытой раны.

Мимо шёл скрипач, который потерял своё лицо. В его сердце всегда играла музыка, он любил пыльный город и умел слушать его голоса. Он был глупым, но верил в свою свободу и умел зажигать огни своей музыкой. Жаль только: был глупым и потерял своё лицо в одном из диких танцев под деревьями.
-Постой. Научи меня любить.
И тогда он засмеялся, взял свою скрипку и начал играть, но у меня не было ушей, чтобы его услышать.
Музыкант плюнул, обернулся через левое плечо и стал огненной птицей, которая растворилась в тёмно-синем городе.

17:25 

Я пишу сюда, чтобы не забыть.
Привет, меня зовут Сигрун.
Я люблю ночную Москву и странные места, где осыпается штукатурка со стен, потому что это красиво. Мне нравятся холодные сумерки, шоколадное мороженое, этническая музыка, мёртвые здания, долгие дороги, запах мокрого асфальта. Люблю ходить ночами по рельсам, благо, живу рядом с путями. Люблю забираться на крыши, смотреть, как светает небо, слушать истории, в которых спрятан чуть больше, чем кажется на первый взгляд. Люблю танцевать, вернее, не могу жить без танцев. Танцевать с огнём среди темноты, особенно в нужных местах. Под живую музыку: тогда можно сочетать свою душу с душой музыканта. Люблю авангардное искусство, магический реализм, но вообще мечтала стать космонавтом и изучать физику, чтобы открывать новые планеты. К (счастью?) продала свою душу филологии и заплатила полным отсутствием понимания точных наук.
Люблю зажигать костры и плутать в лесах. Стопить по осенней дороге, так, чтобы куда глаза глядят, пить ром с людьми, которых никогда больше не увижу, слушать их истории. Люблю рисовать. Засыпать в тесных квартирах по утрам на полу, потому что мест нет, и потому что люди гворили и пели всю ночь. Люблю забираться с ногами на стулья, когда мне интересно, и из-за этого на меня неодобрительно смотрят преподаватели. Люблю искать магические несоответствия в нашей реальности - маленькие подсказки к тому, чего не должно быть.
Так вот.
Тук-тук, путник, если добрёл до моих камней и моих рун, напиши, что любишь. Или что не любишь.
Мне интересно, а ещё хочу, чтобы здесь осталась память о тебе.

21:10 

Цитируя всяких великих Кейт: "Есть такой чувак, Кандинский"... Так вот, он есть, и помимо странных картин он писал странные стихи.

Позже

Я найду тебя на глубокой высоте. Там, где гладкое колет. Там, где острое не

режет. Ты держишь кольцо в левой руке. Я держу кольцо в правой руке. Никто не

видит цепи. Но эти кольца - крайние звенья цепи.

07:49 

У меня в руках синяя птица, если раздвинуть ей на груди перья, можно увидеть зеркальное сердце. Птица замкнута на себя и не хочет петь, потому что она разучилась мыслить. Я посажу её на золотую ветку яблони и расскажу о камнях, но птица посмотрит на меня глупым зеркальным глазом и засмеётся.
Рассказы о камнях не интересны. Жаль, что у меня нет других.
Камни - моих дорог и моих снов, они помнят людей, которые по ним ходили и слова, которые они слышали. Вообще-то это долгие истории, но моя птица не дослушала и улетела прочь. Ей скучно.
Жаль.
В этом мире торгуют жалостью: взамен просят любовь.
Особо умелые торговцы делают так, что им платят и тем, и другим. Они остаются в беспрекословном плюсе и уходят, оставив дураков с открытым ртом меж прилавков. Особо умелые карманники крадут и то, и другое, но проблема в том, что они не могут взять много. Умелые фокусники пляшут на площади, кинув под ноги зрителям расшатанную коробку: подайте, люди добрые, любовь и жалость. Помогите бродячим артистам, а взамен получите фокус. Распишитесь в получении, поставьте фамилию и дату, возьмите коробочку. Не задерживайтесь, граждане, тут очередь.
Мой фокус - синяя птица с зеркальным сердцем. Я глажу её сияющие пёрышки и думаю, что мне пора домой, всё равно я уже потратила все свои сбережения. На этой ярмарке мне нечего больше делать.


@темы: Моя Дорога

22:50 

Самый странный сентябрь. Я люблю осень и мёртвые деревья, и всегда видела цвет в их смерти. Сейчас почему-то не так. По улицам жутко ходить, всё - выцвело в серое месиво, мне страшно. Очень страшно и холодно, как будто я иду по своим кошмарам, абсолютно одна в дурманном мире, в который попала случайно. Небо раньше переливалось свинцовыми разводами, чаровало своей угрюмостью, а сейчас неба - нет. Есть серая хмарь, которая пожирает мои глаза, и глаза всех прохожих: вместо их зрачков серые дыры.
Страшно, страшно.
Иду наощупь сквозь серую толпу, слепо спускаюсь в метро: здесь, под землёй, жарко и душно, и тоже серо: люди принесли части хмари с собой. "Это всё сон, сон, сон, не верь, тебя здесь нет...."
-Есть, - успехается мужчина с серыми провалами зрачков. На нём старый пиджак и пивной живот вываливается из ремня.
-Да сколько можно бегать? - в меня врезается женщина в бежевом пальто, чуть не роняет из рук лаковый клатч, и успевает ловко его перехватить замшевыми пальцами. Я не сразу понимаю что с ней, и почему я вижу только ярко-красный рот: она неумело накрасилась. Золотые тени на веках и белёсые волосы, почти белые, нет, сер...
Страшно, люди-декорации с серыми глазами.
Можно спрятаться, да: в самые яркие одежды, сто слоёв свитеров и широких юбок, и фенечки, да, как в дурацкие четырнадцать лет, заковать себя в цветастые латы! Свитер: жёлто-зелёный, джинсы-клёши, пончо - крылья одной маленькой девочки, которая жила в другом мире и не могла ходить. Заворачиваюсь в крылья этой патлатой колясницы и думаю, что у неё все было просто, и она никогда не видела серых людей, а потому и была очень глупой.
В волосах тоже можно прятаться.
Пальцы прячу в длинных руавах и за яркой зажигалкой.
Правда, сигарета загорается серым.

@темы: Моя Дорога

17:13 

-Где я? - спросил всадник, вглядываясь в полутёмный лес.
-В Нигде-то! Нигде-то! - засмеялся маленький индеец, и приплясывая, попросил у него сигарету.
Вокруг костра рассказывали сказки, виднелось кривое кольцо горящих угольков в руках у курящих, и постепенно светало. Белый ветер рассказывал историю о глазах океана, а я сидел и чувствовал, как пялится мне в спину лес своим единственным глазом. Вместо зрачка у него мятый бубенец.
А потом я встал, отряхнул с крыльев дурно пахнущую гниль и замкнул танец, неуклюже взмахивая крыльями. Я был стар, мои ноги плохо держали меня, перья цепллись по земле, и круг вышел кривоватым - но костёр принял его, и приняли те, кто сидел вокруг.
Такое уж это место: принимает таким, какой ты есть.
Если бы я мог, я бы улыбнулся, но я был птицей с костяным клювом.

-Лес забрал у меня скрипку и мой голос, оставив вместо него свист пищуги. Так я стал птицей...
-Сказка про огонь, который стал солнцем...
-Я хотела стать морем.
Я рассказываю сказку о девочке, которая встретила чудовище, но не рассказываю им конец: слишком тепло здесь, в оранжевом свете. Не рассказать историю полностью - не значит соврать, верно?

Он привык к дороге, собирал в когтистые пальцы истории и песни.
Так было у Уальда: тот, кто смотрит на людей, как на источник вдохновения, не может принять их и полюбить.

В белом шатре уютно и безопасно, так здорово: чувствуешь, что рядом есть люди. Вместе плели эту страну, вместе сидели у костра, надо же, уютно.
-каждый человек, который работает на сцене, выворачивается наизнанку. Правда, его могут проигнорировать, не понять - но такова уж плата...
Странный разговор в белом шатре.

Я подарила танец тёмому лесу, а он засмеялся, заухал, замахал ветвями: "Купилась..." Отдала то, что было, ради интересного образа, поверила, поверила, глупая! Он рассыпал моё тело сухим мхом: нет меня! А вот танец - остался.

00:34 

Стимпанк. Век Разума.

История о неудачах, ошибках и о том, что нельзя позволять идее захватывать разум.
Кажется, я играла маньяка. Итак, немного скомканная история Ирины Салтыковой

читать дальше

@темы: Перекрёсток миров

06:04 

-Твои руки, - хрипела гадалка, - руки... Много линий, ой, много. Ладони человека с тяжёлой судьбой, много мучиться будешь, ой, много...
Он засмеялся, отдёрнул руки и поспешно натянул перчатки. Спичка потухла: в шатре остались двое, скрытые темнотой.

Прозрачный воздух утренних сумерек можно было надломить и раздвинуть в стороны, как хрупкий фарфор.
Разъедутся в стороны изрисованные стены, ржавые рельсы, старые ангары, далёкие гудки машин, редкие облака.

У него лицо птицы.

Она умеет зачаровывать людей. Для этого она делает амулеты: коготь ворона, рябиновая кора, перетёртый тысячелистник, сосновая смола...

Я знаю, что я делаю не так. Я знаю, что иначе не выйдет.
И начался день.

@темы: Моя Дорога

22:42 

Там стоял дом, в три этажа, обшитый старым пандусом. Он был обнесён дешёвым сетчатым забором: хозяева не боялись незваных гостей, потому что в конуре без привязи дремали собаки с широкими сильными лапами. Охотничьи собаки с короткой чёрной шерстью.
Там стоял дом: посреди синего леса, который звенел от серебра: от лунного света, хотя небо было затянуто тучами. И деревья - высокие сосны, чёрными прямыми полосами, вертикально вверх, выше, выше, по синему.

Люди спят в трёхэтажном доме спокойно.

А меня заметили собаки.
В их крови была волчья кровь: не бывает таких лап у собачьих. Молча, по волчьи, понеслись вдоль сетчатого забора - и блестела в лунном свете короткая шерсть.
А я кричала. Они вцепились в брюшину: острыми зубами, которыми так хорошо разрывать дичь. И было не больно, потому что я не слышала своего крика и знала: спящие люди не проснутся.
Вгрызались всё глубже, а я гладила их загривки пальцами и, кажется, смеялась.

Чавкает на клыках чёрно-красная слизь.

23:08 

Привет, мама. Сегодня я опять убил себя.
На этот раз - крыша. Ты скажешь, как такое возможно, ведь я всегда боялся высоты? Даже лампочки с трудом менял, страшно на стул было залезть. Ты скажешь, а я скажу, что победил страх, я долго смотрел на крошечные машины, на дурацкие затылки людей - размером с песчинки, представляешь? А когда мне надоело, я просто взял и шагнул. Вот так, правой ногой, прямо в воздух.
Если честно, я думал, что дошагну до того газона, а оказалось - только до края асфальта.
А потом лежал и смотрел в небо, пока не подошла какая-то милая девушка. Знаешь, у неё была красивая юбка с крупными цветами на чёрном фоне. Очень красиво.
Она сперва испугалась, но я её успокоил. Сказал, что мне было лень спускаться по лестнице подъезда и я просто шёл за сигаретами. Или сказал, что просто прилёг отдохнуть. Что-то очень глупое сказал, мама.
Она улыбнулась и потрогала мою горячую кровь. Но она поняла, что всё в порядке, я её успокоил, сказал, что мне не нужна помощь. Она улыбнулась и пошла по своим делам.
А я встал и пошёл по своим. Мне ведь действительно нужны были сигареты, хоть тебе и не нравится, что я курю. Ты уж прости, мама.


01:48 

Сегодня проснулась от того, что мне приснилось, что от ужаса я не могу дышать.
Ощущения: странные. Оказывается, от нехватки воздуха умирают.

20:31 

Выдёргивает из-подо льда, за волосы. Случайной открыткой, текст расплывается и не могу прочесть. Щурю глаза, больно, для того, чтобы увидеть синюю подпись: Марион.

А за минуту до: они видели мои мысли, я знаю. Выжечь руки красным дымом, раскрасить багровым пальцы, смеяться, смеяться, смеяться.
Красный смех, да?
Мне осталась неделя. Потом я вылечу спину, колени, нервы, буду нормально спать, читать то, что мне хочется. Я накачаю музыки и буду рисовать, да, нарисую всё то, что появилось в голове. Дорисую Сальваторе. Нарисую фигуру багрового цвета, красное домино, которое сводит с ума своей двойственностью в Петербурге начала ХХ века. Нарисую крыши и звёзды, и внизу - поезда (чтобы помнить), а ещё свои дрим-роли(чтобы знать).
Я нарисую красный смех.
Тот поезд посреди огненного поля.
Я создам свой паблик и солью туда работы, чтобы видеть прогресс(пора бы уже, если он вообще есть).
Пройду The Beginners Guide.
Допишу отчёт по третьей игре Карантина, в конце концов, оставшиеся двадцать(ну, или сто двадцать) страниц. Поставлю танцы, сяду на шпагат, подготовлюсь к фешу. И однажды, через много дней(месяцев, лет), когда у меня будут деньги, куплю много красной ткани, так, чтобы заполняла пространство огнём. На деле потом будет сессия, но гори она.

Только пожалуйста, пусть у меня всё получится.
Я, типо, верю в тебя, Сигрун.

@темы: Слова в никуда

16:36 

Квартира - одна комната и кухня, где еле умещается стол. Балкон, где постоянно курит её мать; приходится уходить на кухню и открывать окна: у неё аллергия на сигаретный дым.
Красит глаза, потому что говорят: должна быть красивой. Цыганья внешность и недлинные чёрные волосы.
Должна получить образование и должна работать.
По четырём стенам носится белая собака, солнце кидает пятна на крошечный оскал. Если не уследить - белое пятно выбегает на лестничную полщадку и тогда приходится ловить пальцами мягкий кудрявый мех.
Растворяется среди молчащих предметов.
Зачем верить, если ты смертельно устал? Лучше завернись в белый снег, и сдохни, сдохни!!!

Но я надеюсь, что у неё всё получится.

@темы: из наблюдений

18:43 

Странное - это когда идёшь по улице(на часах два ночи и только что обломился поход на заброшенную стройку), идёшь - и случайно попадаешь на другую заброшку, потому что:
-Оп, крутые чуваки в камуфле!
-Их много! Давай спросим, откуда они?
-Оп, заброс.
А потом находишь такой раздолбанный рояль, играешь единственное, что умеешь, прячешься от ментов, а потом решаешь их напугать. А потом оказывается, что это не менты, а какие-то левые челы, которым плевать на всё, и среди них есть странные бабы в пальто (кто идёт в заброшку в пальто?!) и странный чел в выглаженной рубашке и галстуком-бабочкой.
Короче, это какие-то квесты в реальности, мы не особо поняли, потому что чуваки были не особо трезвые.
А ещё у меня теперь есть вполне себе работающий барометр доисторических времен, который мы нашли в этой самой заброшке.
А ещё был Василий К, но это уже другая история.

@темы: Моя Дорога

15:15 

Сегодня что-то перещёлкнуло и я нарисовала сестру. Сравнила с прошлым вариантом, и поняла, что, чёрт возьми, прогресс. Сестра даже похожа на себя и даже узнала себя на рисунке.
ЧЁТЫРЕ МЕСЯЦА, чёрт возьми!
Кажется, я сделала маленький шаг вперёд, и кажется, всё было не зря.


16:53 

Среди тёмных стволов был одноэтажный дом с заколоченными окнами. Низкий деревянный навес, крыльцо, заваленное мусором.
Над входом багровым пятном качался китайский фонарь: было ветрено. Под ногами чавкала полурастаявшая снежная жижа в перемешку с лесной землёй.
Наверное, в таких местах происходят встречи со своими отражениями. Но на деле внутри был белый зал со стенами из грубых камней и белое пианино - дешёвой краской поверх чёрного дерева.

@темы: из наблюдений

Руны на камнях

главная